Эдуард Иванов

"Он Она"

(неоконченная повесть)

 

Пролог

            Пространство выгнулось линзой, и в ее центре материализовалась глыба льда округлой формы. Яхта «Исса» выпрыгнула из гиперпространства в 100.000 километров от Марса. Включился обогрев обшивки и резонаторы. Лед стал колоться и отставать от корпуса. Автоматически включилась система жизнеобеспечения корабля. В его разреженную атмосферу стал поступать теплый воздух. Замигали зеленым цветом лампочки на саркофаге установки биологической трансформации.

            Потекла разная жидкость по трубочкам соединенным с телом человека, спящим в саркофаге.

            Прошли сутки реабилитации, и Лана открыла глаза. Глядя в запотевшее стекло саркофага и ощущая выворачивающую боль в мышцах, она, сцепив зубы, нашарила кнопку, и крышка саркофага откинулась.

            Резко выпрямилась и, не обращая внимания на закружившуюся голову и подкатившую к горлу тошноту, прошлепала босыми ногами к кухонному автоматуабрала код аллийного сока с кальцием, и с полным стаканом зашла в душевую кабину. Выпила сок до дна, бросила стакан на пол и включила душ с ионизатором, и, уткнувшись лбом в стальную стенку кабины, забылась под теплыми струями воды и всполохами голубого света. Мыслей не было. Было просто больно, но со стекавшей по телу водой боль постепенно уходила.

            Выйдя из душа и обтираясь на ходу полотенцем, Лана открыла дверь каюты и подошла к зеркалу, укрепленному на дверце платяного шкафчика. Посмотрела на прекрасное тренированное тело с полной высокой грудью. Повернулась боком - оглядела высокие круглые ягодицы. Запустив пальцы в густые длинные волосы на лобке, подергала их. Ощупала грудь. Приблизила лицо к зеркалу, посмотрела в свои ярко-голубые глазаакусила полные чувственные губы,  надавив пальчиком на хорошенький курносый носик, улыбнулась.

- Неплохо получилось,  - сказала она вслух. Подняла полотенце и, глядя в зеркало, стала дальше высушивать черные, как смола, волосы. 

            Наконец ей надоело теребить свою гриву и, повесив полотенце через плечо, открыла шкафчик с одеждой. Пройдясь взглядом по полкам,  махнула рукой, - «Потом оденусь». Прошла голышом в рубку и сказала:

- Исса, докладывай.

Замигали лампочки на панели приборов, и приятный женский голос компьютера произнес:

- С пробуждением, капитан. Корабль вышел из гиперпространства в Пределах Солнечной системы согласно заданной программе, у планеты Марс.

- Обзор!- сказала Лана и с ногами залезла в кресло пилота, скрестив на коленях ладони.

Корпус корабля впереди стал прозрачным, и Лана увидела красный, подернутый дымкой шар. Рядом болтались глыбы Фобоса и Деймоса. Правда, какой из них Фобос и какой Деймос она не знала, просто помнила название спутников.

 -Тишина надоела-, сказала Лана, рассматривая свои длинные пальцы  и длиннющие чуть немного искривленные ногти.

Заиграла мягкая приятная музыка.

Лана почувствовала голод, но вставать из кресла было лень. Она подперла ладонью подбородок и смотрела, не отрываясь на Марс. «Ну вот, я почти и дома. Столько лет прошло».

-А поесть все-таки надо, траля–ля, и  ногти обстричь то же не мешало бы, - пробормотала она, разглядывая ступни.

После того, как высунув кончик языка от старательности, обрезала последний ноготь, Лана прошла к кухонному автомату, помудрила над кнопками кухоньки и с подносом, полным разнообразной еды и десертов, прошла в каюту.

-Исса?- едва прожевав и проглотив сочный кусок мяса, сказала Лана.

-Да, капитан!- ответил корабль.

-Дуй к Земле, - фамильярно, но корабль понял.

-Есть! Ориентируюсь.

 

Аляска. База ВВС США «Северный орел».

 

Полковник Поттер нервно ходил по спальне, застегивая рубашку. Взял со спинки стула галстук и, подойдя к зеркалу, стал прилаживать его под воротничок рубашки на своей мощной шее.

Одел китель. Взял фуражку под левую руку и вышел из спальной в гостиную. Жена Элен сидела перед телевизором и смотрела в записи шоу Джерри Спрингера. Какая-то дура на экране выясняла отношения с любовником и любовницей. Полковник с ненавистью посмотрел на затылок жены и, ничего не говоря, вышел из дома. Вслед ему донеслось: «До свиданья, дорогой». Полковник промолчал. Вчерашняя ссора еще стояла перед глазами.

Служебный «Хаммер» несся между сопок по узкой извилистой дороге к исследовательской станции проекта «Тесла». Поттер с трудом заставил себя не думать о вчерашнем семейном скандале и переключился на сегодняшнюю заключительную стадию эксперимента.

 «Яйцеголовые сами не знают, что хотят увидеть. Кажется, что они горазды пудрить мозги  своими полями, которыми они опутали 100 квадратных километров Аляски. Якобы, можно будет сшибать спутники или что-то там еще. И под этот бред пришлось в тайне сооружать атомную электростанцию.

Полковник отдал честь дежурному сержанту, когда проезжал через КПП базы. Миновав второе КПП, джип въехал в ангар второго исследовательского корпуса. К джипу подбежал лейтенант МакКинли и открыл дверь со стороны полковника. Полковник отдал честь лейтенанту и прошел к группе людей, стоящих у лифта.

Группа инженеров, ежась от холодного ветра проникающего в открытые ворота ангара, приветствовала его сдержано, и казалось, что они мало обращают на него внимания.

Все вместе зашли в кабину лифта. МакКинли вставил в кодзамок карту доступа, набрал код минус шестого этажа.

На шестом этаже Центра управления царила нервозная суматоха.

 

Россия. Ярославль. Октябрь 2002г. кафе «Встреча»

 

Лена прикурила «Вог», сильно затянулась и выпустила струю дыма в потолок. Музыка и спокойная обстановка кафе  не успокаивала, а почему то добавляла нервозности. Света смотрела на подругу, потягивая через соломинку коктейль, и поглядывала за противоположный столик, где здоровенный мужик жадно ел из горшочка, запихивая в свою  бритую голову большие куски тушеного мяса. Его жирный затылок двумя складками лежал на воротнике черной кожаной куртки, а на широком носу выступили капли пота.  Света покачала головой и посмотрела на Лену. Лена смотрела в потолок, откинув руку с сигаретой на край стола. Столбик пепла упал на белую скатерть.

- Ну? - спросила Света.

- Что ну?!- раздраженно ответила Лена и смахнула ладонью пепел со стола на пол.

- Нечего сказать?- слегка сощурившись, сказала Света.

Лена положила сигарету в пепельницу и закинула двумя руками светлые волосы за уши.

- Он не звонит уже месяц.

- Сама виновата, - Света усмехнулась и отпила из бокала.

Официантка принесла салатики в маленьких высоких тарелочках и нарезанный тонкими ломтиками хлеб.

- Чем я виновата?

- Пора бы остановиться. Выбрать, наконец. Что ты хочешь?

- Ничего я уже не хочу.

- Ну и дура.

- Ой, давай не будем опять!

Света поковырялась в салате. Отложила вилку и достала из сумочки телефон.

- На, звони …

 

Максим

Я сидел на лавке у двери своего модуля, опустив голову между колен, и смотрел одним глазом, как слюна висит на губе и тянется, тянется и все не может сорваться.

- Гады, вертолетчики, - смутно пронеслась мысль. «Водка, водка…» Оказалось -  чистый спирт. Удивляюсь, как это еще смог добраться до модуля и не упал где–нибудь в ядовитые кусты, буйно разросшиеся по периметру городка и между домами.

Открыл второй глаз, и тут же стала кружиться голова. Изображение перед носом стало двоиться и замутило. Блин, как блевать неохота. Только подумал, и тут же стало выворачивать. Вот те на те. Несмотря на столь занимательный процесс, все-таки успел ухватить взглядом, как из-под ног прыснула сколопендра.

- Ну вот, кажется, легче стало, - подумал я и увидел, что обнимаю пальму. Нежно так, ласково. Повернулся, кряхтя. Осмотрел улицу. Никого. Слава те…. Вроде не видел никто. Посмотрел на часы... Третий час ночи. Кажется, в холодильнике была бутылка минералки.

Действительно есть такая. Но совсем облегчения не принесла. Во рту так и остался привкус резины, от слитого из какого-то вертолетного механизма спирта, а уж желудок вообще….

Снова вышел на улицу.  Сел на ступеньку и запрокинул голову. Звезды висели так близко, что казалось можно плюнуть вверх и попасть в какую-нибудь альфу или омегу. Проводил взглядом белый шарик, пронесшийся по небу с запада на восток. Спутник, наверное.

Вроде и сидел то всего ничего. Мысли какие-то отрывочные бегали, а вот и восток посерел. Солнце зашевелилось, и тут понеслось……

Знакомый, очень знакомый звук так и неиндефицировался в мозгу, пока метрах в двадцати у продмага Военторга не поднялся столб черного дыма, земли и кусочков страха.

Е мое. Это ж миномет.

Как ветром сорвало. Вбежал в модуль набросил форменную рубашку, шорты…что там где там эти….кеды… сойдут ладно. Схватил ключи и бросился к узлу связи.

На улице уже пахло порохом. Царил бардак. Взрывы поднимали наверх модуль за модулем. У клуба горел УАЗик. Пламя с радостью его пожирало.

Первые трупы. Матрос, видимо, посыльный, скорчился в луже крови и прижимал что-то красное и жуткое к животу. Городок авиаторов я пробежал по каналу ливневой канализации. Хорошо  женщин и детей вывезли  еще неделю назад. Все-таки гражданская война этих братьев по разуму докатилась и до нас. Вот уроды.

У госпиталя стояли два БМП и безостановочно лупили по сопкам за периметр городка строителей. За ними стояли несколько санитарных машин. Грузили больных и первых раненных. Обежав трех этажный корпус узла связи, я увидел, что у финчасти никого. Так…и что будем делать.

В кассе почти двести тысяч долларов и конверт, что типа вскрыть, когда петух клюнет, и надо будет эти баксы уничтожить.

Постучал в дверь. Оттуда нервно заорал часовой. Стой, ну как обычно. Стрелять буду!

Гадство. Караулка то метрах в пятистах будет. Почти у моря.

- Звони, гад, - кричу. – Чтоб разводящий сюда бежал. База обстреливается из минометов!

- Звонил уже, связи нет, товарищ старший лейтенант, это вы?

- Я пока, - говорю, - и что делать будем?    

- Не могу я без разводящего, товарищ старший лейтенант, - чуть не плача…Вот ведь блин.

На голову просыпалась цементная крошка, а на втором этаже раздался звон разбитого стекла. Потом еще крошка, еще больше. Посмотрел на сопку за вещклады. Мама дорогая – а там пулеметчик, и метит, гад, в меня. Присел и быстро, быстро так по бетонке и по песочку и в воронку. Дохнуло в нос взрывчаткой. А над головой пронесся вертолет и как вдарил НУРСами. Здорово. Ноги в руки и вперед в караулку… Тут меня «санитарка» обогнала.

Серега, начальник караула бежал навстречу и махал рукой санитарной «буханке». Правая рука его висела, как плеть, залитая кровью. Он бежал, а кровь капала на бетон.

За шумом низко барражирующего вертолета не было слышно, что он кричит.

Когда подбежал ближе, услышал:

- Мать вашу так, у меня пять раненных……так его  этак …эвакуация… грузите и на пирс…

Санитары сначала вытащили носилки, потом бросили и стали быстро спускаться по откосу вниз, где у караульного здания лежали и сидели измазанные сажей и кровью морпехи, а из открытой двери караулки потихоньку выползал черный дымок.

В воздухе послышалось шипение, потом за спиной за городком раздался грохот.    Обстрел прекратился. Это БПК «Адмирал Трибуц», видимо жахнул из главного калибра. Была слышна только автоматно-пулеметная стрельба.

 Водила санитарки перевязывал Сереге руку, тот тихо шипел и матерился.

- Сергей, мне финчасть вскрыть надо, - виновато сказал я.

Он посмотрел на меня. Наверно минуту молчал. Потом повернул голову в сторону караулки и крикнул:

- Сидоров, сбегай со старлеем, сними с поста Ижмухамедова, а  потом  в автопарк.

По откосу быстро вбежал на бетонку небольшого роста сержантик. Глаз его не было видно из-за сильно надвинутой на лицо здоровенной каски. Не глядя на меня, он побежал к зданию узла связи, и я за ним.

А там уже стоял наш УАЗик с разорванным тентом. Петрович в тельняшке и семейных трусах молотил кулаком в дверь и орал в смотровое окошко.

- Петрович, не ори,- крикнул я. Так бежал…дыхалку сорвал

- Что? ..Какого?….- заорал он. Но, увидев меня с разводящим, осекся и стал хлопать себя по бедрам.

- Вот, блин. Штанов то нет. Закурить есть?

- Нет …нету… Что стряслось то?

- А ты …не видишь!- он стал чесать грудь и продолжил:

- Партизаны ФОС нарушили перемирие и вдарили на рассвете. Правительственная охрана тут же сбросила с себя форму, оружие покидали,  и в одних трусах разбежалась  по джунглям. Ну, как это называется. Батальон Максименко постепенно отходит в сторону пирса. Они уйдут на плавдоке, а мы берем кассу и на аэродром ..там пока тихо. АН-12 там стоит. Охрана - только национальная гвардия. Они из племени Титу, как и Президент, может не обосрутся….так их и этих так..

- Может, сожжем кассу, - сказал я

- Может и сожжем, лучше было бы подорвать. Только акт кто подпишет? Комбриг на пирсе. Особистх....знает где. Потом на нас все это повесят. Не расплатишься.

Это мы уже говорили, открывая помещение финчасти, а Сидоров с Ижмухамедовым гремя по бетонке сапогами, припустили в автопарк. Ижмухамедов кричал, что хочет по большому. А Сидоров советовал ему класть в штаны, мол потом со своими надобностями разберешься…А мне на ум памперсы поползли. Е….интересно, кто что думает в такой кавардак.

Пробежал по битому стеклу в помещение кассы. Вскрыл сейф, и выгреб все, что там было в инкассаторскую сумку. Бланки вкладных книжек - брать, не брать. Подумал, что не надо. Руслан, наш водитель, крикнул с улицы, что слил немного бензина в банку.

Петрович выкидывал в окно архив и кучу еще других бумаг. Руслан облил это все бензином и поднес зажигалку. Полыхнуло. Черный дым взвился до второго этажа. Связисты то же что-то жгли. Несколько штабных ГАЗонов выстраивались в колонну. В голову колонны, громыхая гусеницами, пронеслась БМП.

- Петрович, колонна формируется, давай быстрее, рикнул я.

Бланки вкладных книжек побросал в огонь, а в мешок запихнул еще кассовую книгу.

С автопарка еще выдвинулось несколько грузовиков и остановились напротив нас. К ним уже подбегали увешанные всякой амуницией матросы.

Петрович побросал в машину стопку пухлых папок и побежал в середину колонны. Там размахивал руками и, то и дело, показывал в сторону сопок рукой полковник Семенов.

Прозвучала команда «По машинам», и матросы стали грузиться. Тут снова раздался характерный свист, и на воздух поднялась бензозаправка в автопарке. Столб огня и дыма ветром стало заносить на открытые боксы. Тут разорвало топливозаправщик, стоявший недалеко от заправки. Огонь лизнул тент у машины, стоявшей в середине колонны выдвинувшихся из автопарка машин. Он вспыхнул как порох. Из кузова, как горох, посыпались матросы. Майор, старший колонны, дико матерясь, размахивал руками. Первый УРАЛ тронулся и тут же заглох. Сзади в него врезался ЗИЛ.

Прибежал Петрович. Уже в репсовых штанах.

- Во, блин, шарахнуло как. Колонна пойдет на пирс, ждут, когда госпиталь погрузится. Все! Поехали!

- Без сопровождения?!

- Без. Руслан, заводи.

Я бросил сумку под переднее сиденье. Петрович свалил на задние сиденья три автомата и несколько набитых патронами магазинов. Руслан осторожно объезжая заведенные грузовики, выехал на прямую и, набирая скорость, проехал открытые настежь ворота КПП.

На бешеной скорости проехали вдоль моря и свернули на извилистую бетонку, ведущую на аэродром.             

 

Дана

 

В глиняном сарае на заброшенной ферме было душно и пыльно. Дана сидела привязанная скотчем к плетеному креслу и чувствовала себя мухой, прилипшей к паутине. Тело болело от побоев. Невыносимо хотелось пить. От горько соленого привкуса крови во рту мутило. Она уже несколько раз за ночь теряла сознание. 

Сейчас она очнулась от близкого грохота, раздававшегося где-то сверху. Она вообще не понимала, где она сейчас находится. Сама, дура, захотела провести расследование о похищениях девушек и пройти всю цепочку от Самары до Намбутана.                             Что это расследование превратится в сплошной кошмар, что ее не раз изнасилуют, будут бить, а после неудачного побега навесят кражу наркотиков, вечный долг или жуткую казнь, она этого никак не предполагала. Тем более, заручившись поддержкой Интерпола. Но что-то не сработало. И вот теперь она здесь. В этой затхлой лачуге, и что будет дальше, даже думать не хотелось.

Тут громыхнуло совсем рядом. Углы сарая накренились, и одна из стен сложилась, подняв кучу пыли, которая тут же прилипла к потной коже. Дана вскрикнула, когда кресло повалилось, и на нее посыпалось крошево из кусочков глины и соломы.

- Петрович, там кто-то есть. Мы там кого-то задавили. Погодь.

- Да хрен с ним. Кого можно здесь, в этом сарае задавить

Максим пролез в пролом в стене и увидел чумазую белую девушку, прикрученную скотчем к креслу.

Нашел на полу кусок стекла от разбитой бутылки, перерезал скотч и за руки вытащил девушку на улицу.

УАЗ с натужно воющим мотором задом вернулся на шоссе. Запах взрывчатки от разорвавшегося близко снаряда щекотал нос, и Максим чихнул. Дана открыла глаза, с удивлением увидев синее небо с редкими белыми облачками и, повернув голову, уткнулась носом в автомат. 

Петрович по рации общался с пилотом АН-12.

Аэродром обстреливали, и самолет уже рулил на старт. УАЗ выскочил на летное поле, когда  он уже начинал разбег. Аппарель еще была открыта и УАЗик, набирая скорость, стал догонять самолет. По аппарели въехал на борт и резко затормозил. Петрович вылетел из машины, потому что ни за что не держался и вместе с рацией распластался на сетке.

Самолёт набирал скорость. Я вытащил из машины девушку и как смог быстро выкинул из салона УАЗа на пол самолёта всё, что попало под руку.

Самолёт, задирая нос, стал набирать высоту. УАЗик дрогнул и покатился. Я держался за какую-то верёвку и смотрел, как машина выкатилась из самолёта, упала на бетон взлётной полосы и взорвалась.             

Аппарель закрылась. Сделав круг над базой, самолёт  взял курс на океан.

  

Аляска. База ВВС США «Северный орел».

 

Погода портилась. Надвигалась гроза. Инженеры сочли это благоприятным знаком. Провести эксперимент в экстремальном режиме.

Наконец кнопка была нажата. Пространство над полями сжалось в луковицу, загустело, и поля исчезли. Несколько сильных молний ударило в ангар, и он загорелся.                   Поля исчезли вместе с грунтом глубиной в 100 метров, атомной электростанцией и подземным центром управления.

 

 

200 миль к северу от Намбутана. Индийский океан.

 

Дана, обработанная перекисью водорода и йодом, после стакана водки спала. Петрович с перебинтованной головой трепался со штурманом.

Максима замутило. Что-то было не то. Он посмотрел на руку. Она двоилась. Закрыл один глаз, - все равно двоилась. Он с удивлением увидел, как он раздвоился, и раздвоились все: -  и машина, и корпус самолёта. И он, - тот второй, оглянулся и с круглыми от удивления глазами показал на Максима пальцем.

 

 

Где-то. Время, наверное, то же.

 

Когда борт самолёта приобрёл обычные, материальные очертания, Максим прильнул к иллюминатору и ничего, кроме густой серой облачности, не увидел. Он оглянулся – все спали, устроившись, кто как мог. Максим встал и пробрался к кабине пилотов. Заглянув в открытую дверь, увидел, что пилоты тоже спали или казались уснувшими. Потрогал за горло правого пилота. Сонная артерия под его пальцами задёргалась.

Максим посмотрел сквозь стекла пилотской кабины вперёд. Те же облака, а может туман. Хотя какой туман может быть на такой высоте? Значит облака.  Он стал тормошить правого пилота. Тот неуклюже мотал головой, но просыпаться не хотел.

Где-то здесь должна быть аптечка. Ах, вот она. Максим отстегнул клеммы креплений от висевшей на стенке кабины пластиковой коробки с красным крестом. Открыл коробку. Пара бинтов, зелёнка и початый блистер анальгина. Всё! Прекрасно… Нашатырки нет. Стал снова тормошить пилота. Наконец тот заворочался. Дёрнулся. Схватил Максима за грудки и совершенно бессмысленными глазами уставился ему в лицо. Из полуоткрытого рта потекла на подбородок струйка слюны.

……………….

- Если через полчаса не будет подходящего места для посадки - всё, кердык, - сказал майор и закурил.

- Петрович тоже закурил и опять стал смотреть в иллюминатор.

За бортом, уже который час в ярких лучах солнца лежало сплошное зелёное покрывало. Сплошной лес. Ни озерца, ни речки, ни океана...

 

Посадка.

 

Развалины экспериментальной станции. Катастрофа. Самолёт сгорает. Остаются Петрович, Дана, Максим и Руслан.

 

 

Через бурелом к развалинам станции. Там наши герои находят МакКинли, раненного полковника Поттера.

 

Уходят из зоны радиации.

 

 

 

Озеро.

 Все выходят к озеру. Устраиваются на ночлег. Чувство голода. Попытка понять, где они находятся.

 Утро. Огромная тварь пожирает полковника.

Все спасаются бегством в лесу, где натыкаются на заброшенное шоссе.

 

Шоссе.

Спасаясь от гнуса и мелкого зверья, вся группа по шоссе выходит к разрушенному мосту через реку. Что делать дальше? Истерика Даны. Голод. Максим находит перекинутый через реку канат.

 

Лачуга

 

На другом берегу реки группа выходит к лачуге с человеческим скелетом внутри.

Находят план и интересные инструменты.

(с) Эдуард Иванов


Вместо послесловия автора: Повесть не закончена. Не знаю будет ли закончена. Наброски сумбурные, но идея такая: Максим и иже с ними попадают не понятно куда, возможно это просто кусок материи (не планета) просто космический остров ,застрявший между паралелльными мирами. Туда же попдаею ещё 2 офиса Ярославского банка. Головной офис и дополнительный –набитые клиентами и сотрудниками. Попадают они на песчанную отмель океана (или моря). А там есть всё таки приливы и отливы))). Там после шока, начинаются выяснения отношений. Образование группировок «анархистов» и сколачивание групп вокруг руководителей подразделений. Потом опасные животные кого-нибудь съедят и народ потянется к суше. Тут на них наткнётся Максим и встретится со своей бывшей одноклассницей. Ещё там в результате выяснения отношений конечно люди немного поубивают друг друга (явно и тихаря). Поиск пропитания и поиск выхода из ситуции. До кого то дойдёт, что они там все может быть и не настоящие,а копии, оставшихся на Земле оригиналов. В конце-концов Максим насолив случайно случайно попавшей на этот остров иной цивилизации будет вынужден биотрансфоормироваться и попадает на Землю в облике Ланы, легализуется на Земле и идёт работать в банк в Ярославле, где никто не пропадал….. Многие островитяне погибнут. А кто останется, будут строить свой мирок. Лану тоже ждут опасная работа и приключения…. Её найдут кому надо))). И она снова попадёт на межпространтсвенный остров. Взорвёт там кое что.Пространство свернётся. Кто останется жив сольются со своими земными оригиналами. Но с Ланой не сработает. Будет и Максим (служит где-нибудь),останется и Лана. Они встретяться. Максим Лану конечно не узнает (откуда?)….будет у них возможность стать единым человеком.
Но…..останутся 2 человека. А тем кто слился будут порой снится странные сны…