Мария Михайлова

ПУСТОТА

 

По крыше монотонно барабанил дождь. Сырость и темнота улицы оставляли впечатление полноценности существования вне её. Сколько это продолжалось? День, два, недели… Перед глазами привычно горел монитор, руки машинально двигались по клавиатуре. Это болезнь. Это определенно болезнь. Пелена нереальности происходящего не сходила с глаз. Впечатление затянувшейся игры, другой жизни и, в заключении, просто отсутствия жизни реальной. Она осталась там, за окном. Наверное, там, за окном, много людей, счастливых и несчастных, бредущих, идущих и проносящихся по своим делам, в поисках денег, любви, друзей, или развлечений. Возможно многие из них сейчас в поисках подарков, ведь, оказывается, скоро праздник. Яркие витрины зазывают этих несчастных провести время, выбирая наряды и прочую пошлость. Совершенно невыносимо смотреть на эту ложно искрящуюся толпу.
Что произошло, было не понять. Просто было все по-другому. Не хотелось выходить на улицу и еще больше не хотелось идти домой. Удивительно, дом стал просто пустым словом. И в нем самом было пусто и гулко. Занять там себя чем-то было невозможно, все предметы стали чужими. Люди, живущие там, стали незначительными. Все слова, которые они произносили, уходили в вечность, не затронув сознания.
О чем они говорили - как прошел день? Нормально, как он мог еще пройти…
Что-то случилось с машиной? Чертовски жаль. Кто забрал детей из школы? Наверное, кто-то забрал, коль все они здесь. Жаль их конечно. Вот их по-настоящему жаль. Они не понимают, что происходит, они хотят тепла и заботы, а в ответ получают отсутствующий взгляд, от которого мурашки пробегают по спине. Как-то она видела этот взгляд в зеркале. Случайно столкнулась с ним и осознала, что её нет. Может быть, она умерла? Абсолютно отсутствовали какие-либо воспоминания. Скорей всего, да, она была мертва. Когда же это случилось? Почему? Как же её дети? Она же любила их. Она любит их. Их лучезарные глаза, сверкающие на солнце волосы и искренний, самый дорогой на свете, смех. Ей хотелось плакать. Она почувствовала, как глаза её наполняются слезами. Значит, она жива. Точно, жива. Она сейчас пойдет и расскажет им эту ошеломляющую новость… И поцелует их так, как не целовала никогда!

 

2003 г