Рассказ об автомобильно-паромном путешествии на Северный Остров, Новая Зеландия. 25-31 января 2007 г

Как и все великое в нашей жизни, поездка на Север вышла спонтанной. Еще две недели назад ни у кого и мысли не было ехать на машине в Окланд за 1000км, а потом все сразу как-то сложилось, и автомобильная поездка вдруг стала реальностью. Во-первых, нужно было отправлять в Окланд бабушку Сашу, отпуск которой истекал, и в Окланде ее ждал самолет домой. Во-вторых, у меня вдруг объявились в Окланде дела по работе, и решено было совместить пункты один и два. Тут же прибавился пункт тертий – раз уж я еду в Окланд, то надо взять с собой и Дениса на предмет поплавать в частном порядке с олимпийским чемпионом Игорем Полянским и его женой Ларисой, тренирующими в Окланде, чтобы в преддверии детского чемпионата страны по плаванию развить и закрепить успех, достигнутый Денисом на недавнем чемпионате Кентрбери, где по результатам своих заплывов он фактически вошел в 10-ку лучших брассистов страны в своем возрасте. Все эти три пункта сами по себе не означали автопутешествия, но когда я взялся бронировать билеты на самолет, выяснилось, что дешевые и даже просто недорогие билеты на нужные даты давно распроданы (если подсуетиться за месяц-полтора, то можно слетать в одну сторону примерно за 100 долларов), и для нас остались только билеты ценой от 240 долларов и выше. Все-таки январь здесь очень высокий сезон, все летают туда-обратно, и за две недели до вылета все уже раскуплено. Да еще и Денис, оказывается, вышел из детского авиационного возраста, и требовал оплаты по взрослому тарифу. Летать по таким тарифам я не могу из принципа, поэтому взгляд тут же обратился к идее автомобиля и парома, на котором мы еще ни разу не плавали. Подсчет показал, что за те же деньги, что и на самолете, мы сможем здорово прокатиться по стране, и еще останутся деньги на пару ночевок в мотелях. В итоге паром был тут же забронирован и оплачен (эх, великая штука интернет!), и, собственно, так мы и оказались на Севере с машиной. Жаль только, что все наши девочки были вынуждены остаться дома – у Маши как раз в эти дни была неделя интенсивных занятий балетом в летней балетной школе, так что Таня и Лолли остались с Машей дома.

Как это всегда бывает, количество работы перед отпуском превысило все разумные пределы. Мне кровь из носу нужно было сдать в соответствующие органы проект дома, над которым я работал в последнее время, поэтому пришлось сильно напрячься. В день отъезда мой рабочий день длился 15 часов, предыдущий 24, и между ними было всего 5 часов сна! Зато есть результат – проект сдан, можно с чистой совестью немного отдохнуть!

Итак, вечером среды 24-го января мы мы выехали в сторону Пиктона. Бабушкин самолет улетал в пятницу днем, а паром соответственно был забронирован сутками раньше, ведь от Веллингтона до Окланда ехать часов 8-10.
К Кайкуре подъехали, когда почти стемнело. Остановились в первом же мотеле у дороги, бросили вещи, и поехали искать моржиков (так Дениска ласково называет тюленей, своих любимых животных). Как ни странно, в сгущающихся сумерках нашли целых двух, лениво валяющихся в траве недалеко от парковки. Потом нашли едиственный работающий магазин, купили всякой снеди и фиш-н-чипс, который съели в уютном дворике мотеля.
С утра в четверг подъем в 6 утра, завтрак, и вперед, к Пиктону. По дороге снова заруливаем к колонии тюленей. Погода с утра ясная, и Кайкура предстает во всей красе – горы, спускающиеся прямо в море, и один моржик на дежурстве. Потом, километрах в 20 от Кайкуры в местечке Охайу Лукаут мы остановились и полюбовалсь более многочисленной колонией тюленей, которые лежа буквально в 10 метрах от дороги, всячески развлекались – малыши учились плавать в небольшой ествественной купели в скалах, которую недавний прилив заполнил водой, некотрые тюлени постарше задирали друг друга в попытке подраться, а большинство же просто грелось на солнышке.

Продолжив путь на север, невольно увлеклись новозеландским дорожным хозяйством и его сравнением с российским. Например, возьмем такую близкую нам Лен.область, имеющую плотность населения (включая СПб) около 70 человек на квадратный километр. Площадь ЛО и СПБ, кстати, примерно в два раза меньше, чем площадь нашего Южного острова, который имеет плотность населения всего 5 чел на кв.км, то есть в 14 раз меньше! Вообще почти все население нашего острова уместилось бы в питерском Купчино. Так вот эти наши 5 человек на кв.км имеют в своем распоряжении вдвое больше дорог, чем 70 жителей ЛО и СПБ! Ну и что, спросите вы? Ясное, мол, дело – развитая страна, хоть и маленькая, да удаленькая. А я вот о чем – вы там часто ли по дороге на дачу видите дорожных рабочих? Не имея ввиду, конечно, периоды грандиозных марафетов на Петергофском шоссе к приезду ВВП, а там, за Константиновским дворцом, да в обычный будний день? Я вот что-то смутно припоминаю какую-то активность... Из тех 70 человек на единицу дороги много ли занимаются ее ремонтом? А как же тогда пятеро новозеландцев обслуживают свои ДВЕ единицы дороги? А вот я вам сейчас расскажу. Семь утра, на хайвее появляются первые предупреждающие знаки «Дорожные работы». Работ еще нет, а знаки уже стоят. Наверное, убрать забыли с позапрошлого года? Не-а, вот сейчас солнышке взойдет повыше, и мы за знаками увидим и мигалки, и оранжевые спецовки. Чем занимаются? А все по-разному. Вот небольшой трактор косит траву на обочине, дело хорошее. Проезжаем 10 км, опять мигалки-спецовки. Эти что-то на обочине ковыряют, может дренажный бетонный желоб треснул, не понятно. Еще 15 минут, опять знаки оранжевые. Теперь траву поливают. Нет, ну не дурдом? Одни поливают, чтобы росла, а другие следом косят. Полили бы сразу один раз кипятком, и ничего бы не росло больше никогда. Эх, не догадываются. А вон, ну-ка, чем-то еще опрыскивают, неужели травовыводителем? Точно, weed spraying! Только это немного не то – это чтобы сорняковая трава не росла, а газонная, наоборот, удобрялась бы... Полный бред. Теперь вот камушки запрыгали, надо скорость снижать, был ведь знак – покрытие меняют, сто метров всего, и зачем? И так вроде все нормально... Что там дальше? Та-ак, здесь все понятно, тут вообще новый мост строят. Старый такой уникальный – одна полоса, и два этажа. Снизу машины поочередно взад-вперед ездят, по сигналу светофора, а сверху прямо над головой поезд идет. Отличный мост, где еще такой увидишь. Ну и что, что светофор, тут пол-человека в час проезжает, можно и тормознуть на минутку, так ведь взялись полноценный мост строить рядом. Так, стоп, а это что? Опять трактор, опять стрижет, но не обочину. Тут и обочины то нет, сразу от кромки асфальта начинается крутой склон, градусов 50. Но и правда, травой поросший, на манер местной обочины. Но почти ж вертикально! А у трактора приспособа – косилка повернута под углом к дороге, и в аккурат он эти склоны ей и бреет. Да-а, утренняя покатушка заканчивается, пора подсчитать наших баранов. За один час от Кайкуры до Бленейма, на протяжении около 100 км мы встретили два населенных пункта, 10 встречных машин, обогнали две фуры, и видели два газонокосильщика разной конструкции, бригаду косильшиков ручными бензокосилками, поливальшиков водой, уничтожителей сорняков, ковыряльщиков дренажа, укладчиков нового покрытия и батальон дорожной техники на стоительстве моста. Это что, из тех пяти человек на кв.км. все двадцать пять дороги обслуживают? Что-то не укладывается такая арифметика в голове. И вообще, теперь понятно, почему у них (у нас?) в этой Новой Зеландии так бодро рапортуют о ситуации в экномике – мол, самый низкий уровень безработицы за последнюю тысячу лет, или когда там маори впервые сюда высадилсь. Немудрено, что безработицы нет, если один человек траву поливает, а другой ее тут же бреет. Пирамида натуральная получается, товарищи! А зарплату откуда и тому и другому? Труд то ведь натурально сизифов – один камень вкатывает, другой скатывает. Наверяка гнусные лейбористы стабилизационный фонд раздербенили. Хотя вроде не с чего – до выборов далеко, только недавно прошедшие выиграли, можно с избирателем еще пару лет не заигрывать? Может овцедоллары в страну поперли, цена за баррель шерсти втрое против прошлого года держится? Да тоже не похоже, наоборот глобальным потепелением пугают, скоро статуса шерстяной сверхдержавы лишат. В общем, сплошная загадка, даже думать противно...Ну да ладно, вернемся обратно на нашу дорогу...

В Пиктон прибыли часа на два раньше срока, и у нас было время погулять по городку, чему способствовала хорошая погода.
Часа за полтора до отправления 10-палубного парома мы поехали на регистрацию. После окошка, где сверяют броню и выдают посадочный, очередь делится на несколько полос согласно размеров машин. Отдельно фуры, отдельно легковушки с прицеми, отдельно микроавтобусы, джипы, и те, кто помельче. Погрузка происходит быстро и без проблем, многочисленные маршалы ловко командуют этим процессом, и никаких конфузов не происходит.

Припарковавшись в указанном месте и поставив машину на ручной тормоз, мы поднимаемся на лифте наверх, на последнюю палубу. Тут везде пассажирские салоны, ресторан, пара пабов, а также пищеблок по типу столовой в местном понимании – несколько разных фастфудов в одном зале. Бабушка сразу отправилась гулять на верхнюю палубу, Денис, напротив, на самую нижнюю, в кинотеатр смотреть какой-то фильм, я же попытался подремать перед отходом. Строго по расписанию паром отчалил, и я тоже отправился на палубу смотреть, как паром будет больше часа лавировать в узком и длинном фьорде, одним из многих заливов региона Мальборо Саундс, мекки любителей парусного и водно-моторного образа жизни. Паром величаво режет голубую водную гладь, а многочисленные холмистые то ли островки, то ли длинные вытянутые полуострова медленно проплывают мимо. Берега их плавно изрезаны небольшими бухточками, и в каждой из них на берегу приютился дом, или даже два. Дорог, конечно, там нет, зато у каждого дома есть причал, а откуда-то свеху, по крутым лесистым склонам к домам подходят линии электропередач. Сколько же стоит строительство в таких условиях, и как подвозить сюда бетон и остальные стройматериалы, мучит меня профессиональный вопрос.

Долго ли, коротко ли, но фьорд заканчивается, и паром выходит в пролив Кука. Вот впереди в дымке уже неясно маячат очертания Северного острова, и я вновь отправляюсь спать – нам сегодня еще нужно проехать половину острова. Пока я кимарю, бабушке Саше несказанно везет – посередине пролива она видит кита! С фонтаном и ударом хвостом об воду перед погружением, все как положено. Причем, возможно это был не кашалот, а более крупный синий кит. У кашалота фонтанчик так себе, небольшое облачко брызг, а бабушке предъявили фонтан как из детской книжки или мультика – высокий, классический! Мы в прошлом году по 125 долларов платили с носа, чтобы на китов поглядеть, а бабушке даром сие удовольствие досталось! Ну что ж, еще одна статья экономии (или выгоды) в пользу машины-парома против самолета.

Паромы Интерайландер тратят три часа на дорогу между островами и прибывают в Веллингтон, нашу столицу, примерно в трех километрах от центра, фактически у выезда из города. Но мы, конечно, сначала отправились в сторону центра, чтобы бабушка Саша хоть краешком глаза увидела столицу. Местность здесь примерно такая же, как и на противоположном берегу пролива – зеленые холмы круто спускаются прямо в океан. И вот среди этой неприступной красоты находится уютная бухта, на берегах которой и теснится к подступающим склонам Веллингтон, который по количеству жителей практически равен Крайсчерчу, но который благодаря дефициту подходящих земель для застройки делового центра так и стремится ввысь. Нам хватило 10 минут, чтобы проехать центр насквозь, развернуться, и по другой улице вырваться на кажущиеся просторы моторвея. Центр же сам произвел на нас пугающее впечатление (вернее, на меня, за других не берусь утверждать) – художественное нагромождение современных высотных зданий из стекла и бетона, соседствующих со старыми красивыми постройкам эпохи классицизма и каких-то там еще эпох (ну не силен я в эпохах, не силен!), переплетенное сетью улиц с непрерывающимся столичным трафиком. Да еще час пик – 5 часов вечера. К хорошему быстро привыкаешь – после трех лет в почти деревенском Крайсчерче тридцатилетний опыт жизни в 5-милионном мегаполисе забывается начисто, и столичная суета, темп и давка (пусть это и организованное движение в 4 ряда (четыре ряда? Ужас какой, у нас два то редко бывает, а светофоры вообще все на карте указаны, так их мало) вызывают желание поскорее убраться отсюда. Но поскорее не получается – народ едет с работы, и на моторвее, а далее на хайвее периодически возникают пробки, и скорость падает до 5 км в час. Так продолжалось практически в течении 100 км от Веллингтона, которые мы проехали за два часа! Нет, конечно, мне рассказывают, что то же расстояние от Жуковского до Москвы утром можно проехать и за 4 часа, и в общем люди как-то ездят. Но мне и два часа кажутся непомерной платой за сомнительное удовольствие иметь офис на 30-м этаже.

Ладно, к Веллингтону мы еще вернемся на обратном пути, а пока по хайвею номер 1 мы приближаемся к Палмерстон Норту. Хотя карта показывает, что в этой части острова первая дорога страны идет вдоль западного побережья, на практике Тасманова моря мы не видим, - трасса проложена чуть в глубине. Зато нас поражает буйная и сочная растительность вокруг дороги. Надо сказать, мы ожидали худшего, полагая, что раз на Северном острове живет вчетверо больше жителей, чем на Южном, то и степень его сельскохозяйственного окультуривания должна быть соответственно выше. И если мы привыкли, что у нас и в Кентрбери, и в Мальборо первый хайвей, как правило, окружен безлесыми холмами (леса давно свели на пастбища), в это время года обычно желтого цвета (трава быстро выгорает на солнце), то здесь картина абсолютно другая. Уже прямо у дороги наблюдается какая-то первобытная вакханалия растительности – высокие раскидистые травы, созвездия крупных и ярких цветов на метровых ножках, рвущиеся и ввысь и вширь кустарники, в целом создающие какое-то смутно знакомое и даже привычное ощущение ничейности, в хорошем смысле этого слова. И правда, свежестриженые обочины попадаются реже, чем сегодня утром. Видимо, все-таки, есть какой-то закон обратной связи между плотностью населения и количеством дорожной обслуги. Если у них на севере население вырастет вдруг еще вдвое, у них, должно быть, не только обочины стричь перестанут, но и покрытие менять забудут. Но пока дороги отличные, и окружающая природа глаз радует. Вообще шоссе номер один здесь на севере на всем протяжении до Окланда оставило самое хорошее впечатление – само полотно в среднем шире, чем на юге, кривые поворотов более пологие. Хотя это, конечно, заслуга скорее природы, чем человека – первый хайвей на своем пути через центр страны практически не встречает крутых горных хребтов, и не лезет в них серпантинами перевалов. Рельеф здесь везде холмистый, но возвышенности чередуются со впадинками (в английском есть хорошее слово undulating, которому нет точного перевода на русский, но которое означает как раз такой тип местности – как одеяло с легкими складками), поэтому местность почти всегда хорошо просматривается. Первое впечатление от этих видов – это количество лесов, окружающих дорогу. Тут и древние кедры, и эвкалиптовые рощи, и девственные джунгли, и лиственные рощи. Конечно, часть земель превращена в пастбища, но холмы не выбриты наголо, как у нас зачастую на юге, а то здесь, то там оставлена бородка, или ус, или полоска бакенбардов, которые в высшей степени оживляют пейзаж. А сама трава на пастбищах почему-то прямо горит сочным зеленым цветом! И правда, почему? Вроде у них на севере должно быть побольше солнца, и погода потеплее. А может у нас дырка озоновая на юге более дырявая, и через нее солнце сильнее палит? Так или иначе, но пока виды Северного острова нам нравятся. Правда сегодня вечером облачно, и мы не видим вулканов, которые мы надеялись увидеть, и которые должны быть ну, наверное, просто повсюду.

Тем временем начинается дождик, потом стихает, а местность потихоньку меняется, появляются некрутые подъемы, потом еще и еще. Взглянув на свои часы с альтиметром я обнаруживаю, что мы забрались на приличную высоту в 750 метров и продолжаем подниматься. Очевидно это Центральное Вулканическое Плато. Подъем продолжается примерно до высоты в 1000-1100 метров, где нас ждет пустыня! Нет, пустыня конечно не настоящая, только на карте пустыней называется, но по виду как минимум тундра - огромная, сколько хватает глаз (вулканы то, правда, за облаками скрыты) равнина, покрытая низким кустарником и тассоковой травой. И три линии ЛЭП тянутся в бесконечность. Кажется, должно выглядеть уныло, но что-то есть неуловимо очаровательное в этой равнине на высоте в тысячу метров. Сразу захотелось проехать здесь на велосипеде, и возникла идея велопохода по Северу, которую и будем осуществлять в этом году.

Уже в темноте мы подъехали к южному берегу озера Таупо, находящегося в самом центре Плато и геотермальной зоны. Высота здесь, правда, всего около 400 метров. Но еще до озера нас ждало маленькое... нет, не приключение, а впечатление. Сначала навстречу совсем перестали попадаться машины, а потом их как-будто прорвало – сразу дюжина. Возникло предположение, что их всех вместе что-то задержало, может быть авария. И мы поехали чуток медленее, готовые к неожиданности. И она не заставила себя ждать – мы увиделеи море неясных огней, в основном желтых, потом из этого желтого моря явственно проступили красные проблесковые сигналы, и водитель фуры впереди нас резко свернул на обочину. Мы последовали его примеру, и как раз вовремя, ибо навстречу на хорошей скорости прямо по осевой неслась первая машина сопровождения, разрывая пространство потоками своих огней. Среди этого хаоса на крыше машины вдруг отчетливо проступили слова «HOUSE FOLLOWS”, и прежде чем сознание успело переварить эту информацию, глаза увидели ДОМ. Такой обычный небольшой кивийский домик, в один этаж метров 80 плащадью, окна, двери, крыша, все при нем. Он ехал, вернее несся с скоростью около 90 км/ч, уместившись на специальной платформе-прицепе, влекомой огромным тягачом, сверкающим огнями многочисленных лампочек и хромом бамперов, зеркал и прочей обвески. Еще миг, и вся кавалькада, состоявшая кроме автопоезда из четырех или пяти машин сопровждения, исчезла в ночи. Так мы стали свидетелями того, как в Новой Зеландии перевозят дома. Здесь вообще это обычное явление, но наблюдать его пришлось впервые. Идея состоит в том, что раз построив такой relocatable или transportable дом, можно потом менять место жительства, не меняя дома. Надоел район или город? Продавай участок, покупай новый в желаемом месте, ставь там простой фундамент и перевози свой дом. Мебель и жильцов, правда, приходится везти отдельно :-)

Остановились на ночевку в одном из многочисленных мотелей прямо на берегу озера в городке с одноименным названием Таупо, который является одним из самых популярных курортных мест в этой термальной зоне (находится практически посередине между Веллингтоном и Окландом, которые как Питер и Москву разделяют около 650км). Самое же популярное местечко в этих краях, Роторуа, находится в 100 км к северу. Район чрезвычайно богат горячими источниками, гейзерами, и даже действующими вулканами. На всем этом теплоизобилии построены водо-и-грязелечебницы, термальные электростанции и просто места отдыха и созерцания чудес природы. Особенностью всех местных мотелей, гостиниц и турбаз является обязательное наличие в каждом номере собственного SPA, то есть мини-бассейна с горячей водой, в идеале прямо из термального источника. На практике все, к сожалению, не так сладко, вернее не так сернисто, потому что в обоих мотелях, где мы останавливались в Таупо (второй раз по пути назад) были просто гидромассажные ванны с обычной водой из местного водопровода.

Само озеро Таупо имеет периметер около 200 км, и площадь в 600 кв.км, являясь самым большим озером в стране, и располагается в кратере старого взорвавшегося вулкана, который при очередном извержении 27 тыс лет назад как бы рухнул сам в себя и создал огромную котловину. На другой стороне озера, прямо напротив городка Таупо, должен возвышаться самый высокий из вулканов Северного острова – Руапеху, высотой около 2800 метров. Но мы, к сожалению, его не увидели ни вечером, ни утром следующего дня из-за низкой облачности.

Рано утром в пятницу мы погрузились в машину и совершили последний марш-бросок до Окланда, покинув, правда, на время первый хайвей для того, чтобы по совету северных друзей объехать довольно крупный город Гамилтон, движение в котором может быть затруднено в утренний час пик. Дорога продолжала радовать глаз, как и накануне. В районе Гамилтона внезапно пошел сильнейший ливень, дворники практически не справлялись с потоками воды, и приходилось даже сбавлять скорость. Такие дожди, говорят, довольно обычное явление для Северного острова.

Последние 100 км перед Окландом шоссе превратилось в 4-полосной моторвей, и виды закончились, уступив место необходимости сосредоточиться на все более возраставшей интенсивности движения. В аэропорт прибыли с приличным запасом, успев еще по пути остановится в придорожном кафе на завтрак. Регистрация на рейс прошла без проблем, и бабушка Саша получила посадочные на все три рейса прямо до Питера. Оставалось чуть более часа до начала посадки, и тут к нам присоединились наши окландские друзья Сергей и Ира с дочерью Ритой, специально приехавшие проводить бабушку и пожелать ей счастливого пути. Ну и заодно передать мне ключи от своей квартиры, где они любезно предложили нам остановиться во время нашего с Денисом пребывания в городе. День был рабочий, и помахав бабушке на прощанье, окландцы разъехались по своим работам, а мы с Денисом занялись решением задачи, как бы попроще добраться из аэропорта до нашего временного дома. Окланд – город, прямо скажем, немаленький. Здесь проживает 1.2 млн человек, то есть более четверти населения страны. Учитывая, что этот миллион с хвостиком живет так же, как и остальные три, - в одно- и двухэтажных домиках, - можно себе представить, какое пространство занимает эта огромная деревня. Единственный способ быстро связать между собой все районы – это моторвеи, которые и струятся через весь город в изобилии. Одна беда – для человека приезжего, да еще и деревенского, ориентирование в малознакомых названиях на скорости в 110 км/ч при движении в четыре ряда является занятием очень волнительным, и практически бесполезным, - все равно займешь не тот ряд, проскочишь нужной сход, и будешь вынужден лететь лишних 10 километров до следующей сумасшедей многоуровневой и многопетлевой развязки, где окончательно запутаешься и выскочишь в первый попавшийся сход, лишь бы только покинуть этот неумолимо несущий неизвестно куда поток. Так, разумеется, произошло и с нами. Выскочив, наконец, из этого мутного водоворота, мы остановились в первом же пригодном для этого месте, отдышались, как будто и впрямь боролись со стремниной, и стали разбираться, где же мы находимся. Как и следовало ожидать, мы далеко проскочили нужную нам часть города, и теперь находимся гораздо дальше к северу, чем нам бы хотелось. Найдя заезд на моторвей, ведущий обратно, мы снова двинулись к центру, теперь с другой стороны. И опять на нашем пути встал гигантский клубок развяки 1-го и 16-го моторвеев, похожий на кольца нескольких змей, застывших в схватке. Средний из 5 рядов вдруг превратился в медленно ползущую пробку, и здраво рассудив, что в пробку нам не надо, мы смело заняли более свободный ряд. Который, конечно, приведя нас сначала в самое чрево клубка, неожиданно выплюнул нас почти в самый центр города, опять таки очень далеко от места назначения. Рассудив, что пользование моторвеями нам, как отпетой деревенщине, противопоказано, мы решили продираться далее через центр, надеясь на свой десятилетний опыт вождения в пятимиллионном городе, напрочь лишенном правил, культуры и нормальной инфраструктуры движения. Это принесло желаемый результат и доказало, что опыт, действительно, не пропьешь. Правда сегодняшнее отношение к этому опыту напоминало похмелье после крупной пьянки – вчера вроде все нравилось, а сегодня жуть как хреново. Движение в несколько рядов, скорость 5-10 км/ч (и это еще не был час пик), названия улиц только на перекрестках (как это принято везде на Западе), необходимость толкаться локтями и перестраиваться в ограниченном пространстве - в общем все те удовольствия, о которых я был счастлив забыть на три с лишним года. А тут еще нависающие со всех сторон небоскребы, хоть и эстетичные с инженерной точки зрения, но неумолимо придавливающие индивидуума к запаянной в асфальт и бетон земле. Немудрено, что душа рвется ввысь, туда, в пространство между стометровыми столбами тонированного стекла и аллюминия, которые тоже стремятся вверх, к бездонному синему небу. Видимо это сочетание порывов миллионов частичек душ и миллионов кубометров бетона и квадратных метров стекла создают ощущение удивительной гармонии и красоты центра города, которая подчеркивается уникальными ландшафтами, давшими когда-то приют первой столице страны. Здесь живописный холмистый перешеек, образованный многочисленными небольшими вулканами, разделяет глубокие бухты сразу двух мировых водных систем – Тихого океана на востоке, и Тасманова моря на западе. Это водное изобилие служит домом для десятков километров пляжей и тясячам причалов для яхт и катеров всех возможных калибров. Недаром Окланд называют Городом Парусов.

Выскочив, наконец на знакомую мне по предыдущим визитам в Окланд набережную Мишн Бэй, мы уже более уверенно и быстро двинулись к цели, до которой тут совсем недалеко. Нам повезло, что следующие три дня были выходными, и мы без труда ездили далее и по центру, и по моторвеям, хотя и проскакивали часто по привычке нужные сходы.

Само пребывание в Окланде было, как и предполагалось, скорее деловым, чем развлекательным. Два раза в день я возил Дениску на тренировки в бассейн на другой конец города, где им занимались олимпийский чемпион Сеула-88 Игорь Полянский и его жена Лариса, мировая рекордсменка по брассу.
В субботу, в перерыве между тренировками мы поехали погулять в сити. Для поднятия настроения местные органы власти прилепили нам на лобовое стекло штраф в 21 доллар за превышение максимально допустимого времени парковки у бассейна. Приехав в центр, где несмотря на выходной день, все муниципальные парковки платные, и тех свободных нет, мы поставили машину на частный паркинг, и пошли осматривать окрестности. Главная улица города Квин стрит поразила толчеей, прямо как на Невском, а Денис особенно расстроился, что каждый второй прохожий курил, и швырял окурки себе под ноги. Было слышно много китайской и русской речи. Небоскребы давили пуще прежнего, и я ощущал себя примерно как Крокодил-Данди, которого привезли из буша в Нью-Йорк, и поселели в роскошном отеле. Нестерпимо захотелось куда-нибудь убежать, обратно в буш, или в свою деревню. Нас хватило всего на полтора часа, из которых половину времени мы обедали и бродили по большому развлекательному центру. А снаружи народ развлекался прыжками-банджи с высоченной телевышки. Посчитав, что с нас хватит этого города, мы решили поехать в бассейн пораньше. Но город так просто не отпускал – на выезде со стоянки нам предъявили счет на 20 долларов! За полтора часа парковки! Нееет, что-то все-таки неправильно в больших городах....

Воскресенье прошло более продуктивно. Пока Денис отдыхал между тренировками, мы с Сергеем нарисовали домик, а потом Сережа стал снимать на видео фокусы Дениса (новое увлечение Дениски, лавры Копперфилда не дают покоя!), предварительно нарядив его в эстрадный костюм. А вечером, после тренировки, мы все пошли в театр. Здесь в Окланде проживает семейная династия актеров Ледогоровых, которые и создали театральную школу и студию, и занимаются постановкой спетаклей. Я не был в драматическом театре лет десять, и мне очень понравилась и постановка и игра, хотя кроме самой четы Ледогоровых в спектакле «Счастье мое» были заняты два совсем молодых актера, и бывалые театралы бурчали, что вот мол девочка играет сильно, а мальчик пока слабоват. Не знаю, по мне так все играли хорошо.
Закончив вечер ужином в ресторане, стали собираться в дорогу. Наутро понедельника нам еще предстояла одна тренировка, а потом дорога домой. В этот раз Денис занимался целых три часа, посвятив два из них отработке прыжков воду. Вроде бы что-то нащупал, и в последующие дни ему удалось эту новую технику развить и закрепить.

Окланд мы покинули, в итоге, только во втором часу дня, и взяли курс на Таурангу, город на юго-восток от Окланда, на берегу Бухты Изобилия. Паром на Пиктон мы забронировали еще накануне, решив возвращаться ночным рейсом с вторника на среду, чтобы сэкономить себе одну ночевку. Таким образом, у нас было почти два дня, чтобы снова добраться до столицы. Тауранга оказалась неожиданно большим городом, с большой промзоной, нефтехранилищами, складами прямо у океанского берега, и опять же с сетью развязок и путепроводов на главной трассе – верный признак города, в который нам не надо. Тем не менее, раз уж приехали, мы нашли дорогу на пляж, где и провели минут сорок, купаясь в прибойной волне. Вода здесь немного потеплее, чем у нас на юге, хотя мне трудно сравнивать – для меня это было первое купание за год, так что я уже не помню наши южные прошлогодние ощущения от купания достаточно хорошо.


Приморский район Тауранги довольно фешенебельный. Дома все практически новые, каждый следующий не похож на предыдущий, всюду растут огромные пальмы. Этот пригород тянется вдоль моря на десяток-другой километров, и проезжая очередную красивую улочку, на которой, кажется, никогда не бывает облачно или дождливо, я вдруг подумал, что наверное так выглядит Калифорния. Менее чем через 20 метров я увидел название микрорайона – Санта-Барбара! А следующая улочка называлась Багамы. Видимо у местных застройщиков аналогичные ассоциации.

После Тауранги мы решили взять курс опять к центру страны, к уже извсетному нам Таупо, путь к которому с этой стороны лежал через «столицу» термальной зоны городок Роторуа, находящейся на берегу одноименного озера. В связи с недостатком времени для детального изучения окрестностей (в идеале нужна пара недель) мы в городке даже не остановились, отметив при этом сильный запах сернистых источников, которым наполнилась наша машина, пока мы ехали через Роторуа. Дорога Тауранга-Роторуа-Таупо ничем не отличалась от первого хайвея в смысле пейзажей – все такое же буйное, зеленое и красивое. На участке между Роторуа и Таупо мы несколько раз останавливались, чтобы пофотографировать живописные окрестности.


Первоначально мы думали спать в машине или в палатке, но рассудив, что последние несколько ночей мы хронически недосыпали, а следующая ночь предстояла и того совсем бессонная, мы решили остановиться по-богатому в мотеле, чтобы как следует выспаться, и выбрали для разнообразия мотель, соседний с нашим предыдущим ночлегом. Он нам даже больше понравился, а стоил подешевле. Отмокнув в обязательном СПА, и поужинав в дежурном МакДоналдсе, завалились на кровати и включили телевизор, что мы вообще делаем дома крайне редко (как правило только в дни ЧМ по футболу, или турниров Большого Шлема). По каналу СкайМувис показывали тупой голливудский боевик с известными актерами. Те мужественно сражались со Злом и крошили из всех видов оружия до десятка человек в минуту. Сколько же эпох и войн нужно пережить человечеству, чтобы понять, что ничего нет ценнее чужой человеческой жизни, а вот своя, напротив, не стоит того, чтобы продлевать ее на неопределенно короткое время ценой предательств, убийств и вообще преступлений против собственной совести. Когда же наконец людей будет охватывать ужас от одного только слова «убийство»? На другом канале во вроде бы беззлобной мелодраме или комедии Пирс Броснан сотоварищи легко и непринужденно расстреливает из пистолета случайно пойманную во время рыбалки акулу. Герои смеются, им весело, никому ничего не стоит отнять чужую жизнь... Обсудив вышеназванную проблему с Денисом и прийдя к полному консенсусу по вопросам философии вообще, и морали в частности, мы выключили дурацкий ящик и легли спать.

Следующим утром, выспавшись как следует, и изучив имеющиеся в номере информационные брошюры, мы решили посетить термальную зону Оракей Корако, находящуюся в 20 минутах на север от Таупо, то есть мы там проезжали вчера вечером. Но ничего, крюк не длинный, и вот мы уже едем по узкой асфальтовой дороге, ведущей нас вглубь речной долины. Дорога кончается парковкой на берегу речки, тут же находится небольшой причал и офис-кафе. Скрытая термальная долина Оракей находится на частной территории сразу за речкой, и владельцы земли извлекают из этого немалую выгоду, позволяя туристам осматривать долину, и взимая с них плату за перевоз лодкой на другой берег и пользование построенными в долине тропами. На нас двоих это удовольствие обошлось долларов 35. За эти деньги нас тут же переправили через реку, откуда сразу же начиналась собственно термальная зона, представляющая собой скрытую в джунглях долину небольшого ручья, вокруг которого земля буквально кипит и скворчит. Пар идет из каждой лужи, в многочисленных ямках притаились небольшие гейзеры, которые правда при нас не извергались. Тропа-мостки длиной 2.5км провела нас по разным закоулкам долины, показав нам и лужи с кипящей грязью, и общий вид долины, и приведя в конце концов к глубокому гроту в скрытой в джунглях скале. На дне грота глубиной около 20 метров находится источник и бассейн с прозрачной горячей водой. Купаться там, правда, не разрешено. Наверное это и правильно – купель маленькая, а народу по тропе ходит много – одновременно с нами на тропе было еще десятка полтора человек.

Покинув термальную зону мы снова поехали в Таупо. Как раз настало время ланча, и купив какого-то фаст-фуда, мы рванули на восток, в городок Напиер, лежащий на берегу Хокс Бэй. Напиер оказался красивым городком, на вид очень курортным. Напиер знаменит своим ежегодным фестивалем Art Deco, история и суть которого состоит в следующем – в 1931 году сильное землетрясение частично разрушило Напиер и вызвало значительные человеческие жертвы. С тех пор в феврале, в годовщину землетрясения весь город вспоминает этот ужасный день и поминает погибших. Поминовение это имеет оригинальную форму – на целый уикенд весь город преображается, и становится таким, каким он был в 31-году. На улицах появляются дамы в кринолинах и мужчины в котелках, улицы города запружают старинные автомобили, в ресторанах и кафе играет музыка 30-хх годов, а всех, кто присутствует на этом маскараде, что называется сносит крышу от сюрреальности происходящего. Наши окландские друзья Сергей и Ира большие любители этого фестиваля вообще, и Напиера в частности. Каждый год они шьют себе костюмы и приезжают в Напиер, чтобы окунуться в эту непередаваемую атмосферу. В эти дни въезд в центр города возможен только по спецпропускам, либо на старинных автомобилях, которые съезжаются сюда со всей страны, - новозеландцы вообще большие любители старинных автомобилей. К сожалению, сами мы никогда не бывали на этом фестивале, и не можем поделиться персональными ощущениями от этого действа. Быть может, в следующем году мы и съездим туда, уж больно необычно это мероприятие.

Побродив по городу и широкому галечному пляжу с почти полным отсутствием прибоя, мы поехали дальше. Тепрь наш путь лежит в Веллингтон, по второму хайвею, идущему параллельно первому, ближе к восточному побережью острова. Пейзажи все так же хороши, а в 80 км от цели нас встречает цепь высоких гор, отделяющая столицу от этой части страны. По сути, это был первый настоящий перевал за без малого 2 тысячи километров, накрученных по Северному острову.

Оказавшись в Веллингтоне в 10 вечера и имеяя в запасе пару часов до парома, мы отправились погулять по центру. Центр, несмотря на будний день и позднее по новозеландским меркам время, гудел как улей. На каждом углу гремели дискотеки, подвыпившая молодежь резала ухо излишне громкой речью, у каждого паба и ресторана толпились курильшики (внутри-то общественных заведений у нас курить запрещено), а в одном квартале каждый из углов занимали представительницы той самой профессии, которая, кстати, у нас абсолютно легальна (профсоюз, страховка, профзаболевания, - в точности как у шахтеров). Дениска шел, закрыв нос рукой, и старался перейти улицу каждый раз, видя курильщиков. Тем не менее вдохнув сполна табачный вкус столичной жизни, мы заспешили к машине, где Денис достав карту страны, стал присматривать место подальше от всех городов и курильщиков, чтобы построить там себе дом с олимпийским бассейном.

Паром опоздал с прибытием из Пиктона, и наши планы сесть на него пораньше и залечь спать не осуществились. Паром оставил нам только 2.5 часа дремоты, после чего мы снова вскочили за руль и по хорошо знакомой дороге помчали к дому, надеясь уже в 9 утра быть в Крайсчерче. Проехав перевалы, отделяющие Бленейм от океана, мы как раз успели спуститься к берегу, чтобы увидеть, как солнце встает прямо из моря, освещая холмы ярко-желтым светом. После этого усталость взяла свое, и не доезжая нескольких километров до Кайкуры, мы свернули с дороги на пляж, заехали в тень рощицы и тут же уснули. Поспав два часа, мы уже без остановок доехали до дома, где Лолли, обалдевшая от нашего долгого остутствия, нарезала на бешеной скорости 5 кругов по лужайке перед домом, прежде чем кинуться лобызать нам руки. Так и закончилось наше первое путешествие на север.

 

П.Милькин, 2007

Все фотографии из поездки