Русский Старый Новый Год в Новой Зеландии

Жили мы не тужили, ничего плохого не замышляли, и очередной уикенд должен был бы пройти довольно буднично, если бы числа 11 или 12-го января не позвонил нам Влад Рычков (его дочь Маша и наш Денис плавают в одном клубе, отсюда и общность интересов), и не пригласил бы нас отметить Старый Новый год за городом, в деревушке Маунт Лайфорд, где он снял на выходные домик. И вот в субботу 13-го мы снова поехали в горы. Деревушка эта находится на пустынной дороге, соединяющей 7-й хайвей (на Весткост через Льюис Пасс и Ханмер), и Кайкуру. Мы по нему несколько месяцев назад с Таниными родителями ехали из Хамнера в Кайкуру, очень красивое и тихое шоссе, петляющее по широким долинам между невысокими и живописными холмами.

Так что в субботу днем, после утренней тренировки в бассейне, мы отправились по указанному адресу, предварительно заехав в «вечериночный» магазин и купив несколько масок, вняв настойчивым намекам Влада, что готовится маскарад, и надо быть во всеоружии. Лолли, конечно, тоже ехала с нами, и была просто счастлива – она обожает кататься на машине, и тут же прыгает на свое место в заднем отсеке, стоит только открыть дверь. А когда приезжаешь домой – то не хочет вылезать и сидит там до тех пор, пока ее не выволокут за шкирку.

Деревушка Маунт Лайфорд оказалась премилым местечком, приютившись на поросших девственным лесом склонах высокой горы с одноименным названием, которая, кстати, знаменовла собой заметное повышение местности и смену холмов настоящими горами. Отличительной особенностью деревни были дома, все как один рубленые, на русский манер. Толстые, 250мм в диаметре бревна сложены в точности как русские пятистенки, и ничем не обшиты. Конечно, химическая пропитка не дает им гнить и приобретать тот самый черно-серый могильный цвет, которым отличаются русские вымирающие деревни. Здесь дома сияют роскошью натуральной благородной древесины, выставленной напоказ и снаружи и внутри, где характера добавляют и мощные деревянные колонны, поддерживающие перекрытия второго этажа, и обнаженные потолочные балки, и деревянные полы. Снаружи дом украшают деки и навесы, заметно обогащающие простую квадратную конструкцию. А дом, в котором жили мы, вообще походил на Мышкинский музей, - настоящая лавка древностей! Все свободные места гостиной были заняты всевозможной старинной утварью – тут и лыжи как в Музее Лыж в Осло, и коньки 19-го века, и швейная машинка Зингер начала 20-го века, и различные крестьянские приспособления, какие можно увидеть обычно в музеях-деревнях в Европе. И масса книг 1900-го года издания! Ну и конечно все необходимое для современного человека, вернее для дюжины человек, чтобы приятно провести выходные – несколько спален, два санузла, кухня с посудой, барбекью с газом, и место для парковки 5 машин. Вокруг девственные джунгли, с севера нависает Маунт Лайфорд, а ближайшие соседи находятся метрах в 150 – участки здесь в основном минимум по полгектара.

Появление такого райского уголка в этом месте объясняется просто – девелопер, в свое время купивший эту землю у местного фермера и продающий ее тепереь желающим участками по 0.5 – 1.5 гектара, обязывает покупателей строить на этой земле только рубленые дома, технологией постройки которой он сам лично и владеет. То есть продав землю, он обеспечивает себе заказ на стройку и поставку основных материалов – древесины для сруба. Очень разумный подход, благодаря которому создана очень привлекательная деревня. Конечно, здесь нет ни магазинов, ни почты, никакой инфраструктуры вообще, то есть деревушка является эдаким глухим дачным местом, куда просто приезжают отдохнуть горожане. Этим и обусловлено то, что много домов в деревне всегда сдаются. Из бизнесов здесь есть горнолыжный склон, работающий, разумеется, только в зимние месяцы, и школа джиперского вождения. Местная семья содержит небольшой флот настоящих внедорожников и зарабатывает на жизнь как просто прогулками в стиле сафари 4х4, так и реальным обучением желающих искусству езды на полном приводе. Для этих целей по договоренности с местным фермером для них открыты все его земли и фермерские дороги. Профессионализм инструкторов настолько высок, что эта школа признана различными государственными учеждениями типа местных Советов или РАО ЕЭС, работникам которых часто приходится по бездорожью добираться до глухих уголков страны, чтобы например снять показания датчика уровня воды в верховьях горной речки, или обслуживать пилоны ЛЭП. Эти учреждения прямо направляют своих инженеров на курсы в эти места, чтобы потом безбоязненно доверить им полноприводные машины.


Что касается нашего мероприятия, то все прошло очень даже замечательно. Народу собралось аж три с половиной семьи в количестве 6 детей, 9 папо-мам и 2 бабушко-дедушек, включая нашу бабушку Сашу, и трех собак. Веселее всех пришлось Лолли, которая была встречена 10-месячным спаниэлем, который хоть и мельче ее в полтора раза, в силу своего возраста был уже опытным бойцом, и в первые 10 минут игрового знакомства сбил Лолку с ног не менее десяти раз, из них 6 закончивались полным переворотом нашего щеночка через спину, а в одном эпизоде спаниэль и вовсе зафиксировал Лолли на лопатках, одержав тем самым убедительную победу. Так они и носились, не переставая, часов 10 подряд, под аккомпанемент прибывшей позже болонки (вообще, это бишон, но не все знают такую породу), который в драки не вмешивался, зато своим тонким голоском беспрерывно комментировал происходящее словами «я не подстрекатель, но я бы не потерпел!». Самое удивительное, что этому подстрекателю так и не наваляли, хотя по законам жанра надо было бы!


Обустроившись на дачах (их в итоге сняли две, чтобы уместить всех), прогулялись по деревне, в ходе чего собаками был обнаружен пруд, и спаниэль попытался научить нашу Лолу плавать. Ему это никак не удавалось – ни эффектные прыжки с мостков в воду, ни дальние заплывы за палкой не побуждали Лолли сделать и шага далее, чем по грудь. Тогда за дело взялся Игорь, хозяин спаниэля, и зашвырнул Лолку с мостков на глубокое место. Тут то и выяснилось, что наша собачка плавать умеет, но видимо стесняется! Вместо того, чтобы как все собаки, плыть по-собачьи, она выдала такой вольный стиль, высоко выкидывая прямые лапы над водой, что все зрители согнулись от смеха пополам. Дальнейшие забрасывания собаки успеха не имели – она упорно плыла саженками по кратчайшему расстоянию к берегу, не выражая никакого желания насладиться новым умением, хоть и не собачьим.


Вечеринка, состоявшаяся, как и положено Новому Году, вокруг да около полуночи, прошла в неожиданном для нас формате. Угрозы насчет маскарада оказались настолько серьезными, что мы только пучили глаза на костюмы остальных гостей, каждый из которых сопровождал свой выход мини-представлением или танцем. Тут были и восточные красавицы, и русский рубаха-парень в яловых сапогах, и средневековые князь с княжной, и палач, охотно рубивший голову своей супруге и супругам всех желающих, и старый одноглазый пират, а может и адмирал Нелсон. Наши купленные второпях маски, конечно, никак не смотрелись в этом буйстве фантазий. Только лишь я, в последнюю минуту закинувший в машину кое-какие вещи, наспех найденные в гараже, предстал перед публикой в виде шахтера – с вымазанным сажей лицом, в каске с налобным фонариком (каска – альпинистская, фонарик туристский, конечно), в желтой спецовке (моя инженерно-полевая спецодежда), и с тачкой и лопатой (найденными тут же у дома), и имел кое-какой успех.


Стол ломился от привезенных из города явств, включавших и студень, и селедку под шубой, и множество салатов. Палачи-мясники неустанно рубили головы и жарили на гриле килограммы мяса, на вкус напоминавшего почему-то баранину. Несмотря на обилие закуски, народ за столом не задерживался, а предпочитал «зажигать» на танцплощадке, устроенной в гостиной комнате в окружении столетних веретен и британских энциклопедий. Привезенный из города музыкальный центр оглашал окрестности (да простят нас жители соседних гектаров) русской попсой самого невероятного разлива до 4-х утра, когда наконец, силы колбасящихся стали истекать.


Признаться, мы с некоторой опаской принимали приглашение провести праздник в почти незнакомой русской компании, ибо наш личный опыт прошлой жизни, проведенной в почти-столичном-и-уж-точно-самом-интиллегентном городе С-Петербурге, показывал, что такие сборища обычно представляют собой многочасовое сидение за столом, левые и пустопорожние беседы за жизнь до полной алкогольной интоксикации, с единственным видом танцевального движения па-де-туалет и па-де-покурить. Поэтому то мы, как правило, таких тусовок всегда избегали. И вот надо ж было уехать в Новую Зеландию, чтобы от бывших советских провинциалов (ну это с точки зрения тех самых, из самого-столично-интеллигентного) узнать, что оказывается проводить время можно совсем даже иначе. И с утра вставать легко и со свежей головой. Ну недаром я уже давно пришел к выводу, что столичные города - это рассадник превратных представлений о жизни, а все настоящее начинается за 101-м километром. А насчет головы я, правда, и не знаю, чему отдать дань – обычаям «провинций», или перевоспитывающему влиянию Страны Белого Облака. Вроде все из совдепии, а ведь весь вечер пили практически только вино и пиво, ну прям как кивийцы. А если учесть не по-кивийски обильную снедь, то ясно, что шансов напиться не было никаких...

Наутро, выспавшись, народ двинул на небольшую прогулку в горы, очевидно по подъездной дороге к лыжному склону, петляющей по лесу. Через час, дойдя до речки, мы с Владом и детьми прогулялись немного вверх по ее каменистому руслу, где после нескольких излучин открывался красивый вид на склоны Маунт Лайфорд. Остальные, не отягощенные восходительским запалом, отдыхали у мостика и вели светские беседы (вот, кстати, когда их вести нужно, товарищи-типа-интеллигенты – не за бутылкой, а в походе!). Налюбовавшись красотами, лесной тропой вернулись на базу, и засобирались домой.
Мы же вместо дома поехали в Ханмер, до которого отсюда был крюк всего километров на 80, где наша бабушка (впервые посетившая Ханмер) с детьми искупались в источниках, а мы с Таней выгуляли совершенно обалдевшую от прошедшей ночи Лолку. Домой вернулись уже затемно.

 

П.Милькин, 2007

 

Еще фотографии Маунт-Лайфорда