Рассказ о походе выходного дня в районе Sudden Valley с попыткой восхождения на пик Пирамида

Не успев толком придти в себя после недельной поездки на Северный остров, я засобирался в новый поход. Еще в Старый Новый год я пообещал Владу сводить его в горы в эти выходные. Также к нам присоединились Юра Турецкий, и гость из России Гриша, приходящийся Владу свояком, и сейчас отдыхающий с семьей у него в Крайсчерче. Все это были товарищи из нашей староновогодней тусовки. Так что в субботу утром я заехал к Владу, подобрал всю компанию, и мы знакомой дорогой рванули в Альпы.

Машрут выбрали тот же самый, что мы пытались пройти с Владом в сентябре, но не прошли из-за ошибок навигации. Теперь то мы этих ошибок уже не повторим, половину пути уже знаем как свои пять. Правда с нами теперь два человека, которые в походы в последний раз в школьные годы ходили, ну да ничего, на вид ребята спортивные.
На маршрут вышли во втором часу дня, что вполне нормально, учитывая длинный летний день, знакомый маршрут и небольшое расстояние. Речка Садден Вэлли Стрим была точно такая же бурная, как и весной. Видимо, недавно в верховьях шли дожди. Сегодня у нас маршрут практически пологий, по руслу речки, со множеством бродов. Приходится много прыгать по валунам, иногда пролезать по стеночке участки прижимов, или обходить оные по тропе через лес.

Всего за полтора часа дошли до того места, где мы с Владом в прошый раз ушли по крутому осыпному склону вверх, и откуда так и не нашли разумного выхода. Но теперь то мы знаем, что этим кулуаром надо спускатья, а для подъема есть тропка, круто поднимающаяся по лесистому склону. Это тропка и кулуар соединены короткой перемычкой на высоте около ста метров, но со стороны кулуара мы тогда эту перемычку не увидели. Но сейчас мы смело лезем вверх по тропе, цепляясь за корни и стволы деревьев, иначе многие места не полезть, уж больно круто. Немудрено, что народ предпочитает спускаться по осыпи в кулуаре. Главное на обратном пути не пройти мими этой перемычки.

Наконец, обход непроходимых в лоб водопадов завершен, и тропа вновь спускается к реке. Еще несколько излучин, пара бродов и троп вокруг прижимов, и перед нами открывается широкая долина, заканчивающая цирком высоких гор высотой около 2000м. Наша же долина, называемая топографами висящей, и имеющяя имя Внезапная (она не просматривается ниоткуда), находится на высоте около 1000 метров. Где-то здесь должен быть так называемый бивак – маленькая хижинка на двоих. Еще минут сорок ходьбы по долине, и вот слева показалась ярко-красная крыша. Бивак оказался крохотным сарайчиком с двумя нарами, одни из которых были не особенно пригодны для спанья, небольшим очагом с жестяной трубой, кучей дров и газеты для растопки. Наличие этих сухих дров было как нельзя кстати, так как последние полчаса накрапывал дождь, и хворост вокруг бивака уже был слегка влажный. Сам бивак располагается на краю леса на высоком бережку речки, вне пределов досягаемости ее потока даже при самом большом уровне воды. Тут же есть несколько уютных полянок для установки палаток, а также большое выложенное камнем кострище. Хоть мы и находимся на территории нац.парка Артурс Пасс, где разведение костров запрещено, немногочисленных посетителей сарайчика это, видимо, не останавливает. О количестве посетителей модно судить из регистрационной книги, лежащей в политэтиленовом мешке на нарах. Буквально два десятка групп за год. Мы также отмечаем наше прибытие, и указываем детали предстоящего завтра восхождения. Если с нами что-то случится, эта запись здорово поможет спасателям значительно сузить район поиска.


Пока я выполняю эти разумные формальности, ребята разводят костер. Начинаются обычные рутинные процедуры по приготовлению и принятию пищи, установке лагеря. Кроме сарайчика в нашем распоряжении есть моя бывалая палатка питеского производства, в которой помещаются трое взрослых. Решено, что парни ложатся туда своей теплой устоявшейся компанией, а я на правах инструктора и гида оккупирую целый роскошный сарай. Но это потом, а пока собравшись у костра народ кушает, пьет, травит байки и... пытается высушить мокрые носки и кроссовки. Напрасно гид, уже неоднократно проженный турист, и словами и действиями пытается донести до ребят мысль, что этого делать не стоит. Поверх костра натягивается веревка, на ней пристраиваются носки, кроссовки же окружают костер просто по периметру. Конечно же, результат был предсказуем – у Гришиного кроссовка оплавляется та часть, которой футболисты бьют по мячу. Надев обувь, Гриша становится похож на участника боевых действий, подорвашегося на лиллипутской противотанковой мине с кумулятивным действием заряда. Ну а Влад в конце вечера обнаруживает, что у одного из его мирно висящих носков расплавилась и склеилась вся подошва. Тут же несчастные носки летят в костер, и полипропилен в мнгновение ока исчезает с глаз долой.


Устроив перед сном разведку, мы прошли вверх по ручью и просмотрели возможные варианты подъема на хребет, смотрящий прямо на хижину. Маршрут кажется очевидным, и мы ложимся спать. Заметно холодает, и выясняется, что для меня эта ночь в роскошном сарайчике станет самой холодной пережитой ночью в походах. Даже в Якутии при минус 40 мне не было так холодно, как сегодня! У меня мой обычный легкий летний спальник, плюс термобелье, но я катастрофически мерзну. Мало того, что ночь оказывается сильно холодной (утром в 6 часов по ощущениям было градусов 3-5), так еще и дырявая конструкция сарая, плюс его большой для одного человека объем, делают обитаемое пространство крайне прохладным. В Якутии я и то спал, высунув наружо лицо, здесь же пришлось закутаться в спальник с головой, и дышать через ткань, благо она тонкая.


Кое-как одолев эту ночь, я был рад проснуться, когда в 5-40 Влад сыграл побудку. Одев на себя все, что есть (якутская форма одежды, кстати), мы принялись за утренние рутины – чай, завтрак, сборка лагеря, туалет.. В 8-15 вышли на маршрут, что было хорошей заявкой на победу. Ребята после вчерашнего легкого дня были полны сил и энергии. Нам предстояло подняться на хребет высотой в 1500м (500м вверх от лагеря), а далее траверсировать его, направляясь в сторону машины, по направлению к горе Пирамида высотой 1608 м, нависающей над слиянием рек Садден Вэлли Стрим и Хоудон. Оттуда, по описанию, имеется тропа через лес вниз, прямо к началу маршрута. Но пока нас больше интересует подъем. Склон предлагает нам на выбор осыпь и лес. Ходьба по осыпи нас не вдохновляет – даже траверс ее дается с трудом, очень крупные и острые, некомфортабельные камни. Мы углубляемся в лес, тянущийся вверх почти на две трети высоты хребта, и обнаруживаем, что он очень удобен для подъема. Подлеска нет, и между деревьями легко можно идти вверх, в случае надобности придерживаясь за стволы и ветви. Одолев 400 метров высоты часа за полтора, мы вышли из леса, прошли еще какое-то время по тассокам, и наконец вступили в царство сплошной сыпухи. Перед этим, правда, нас порадовало своим присутствием небольшое озерцо, приютившееся в маленьком углублении склона, который как раз здесь стал выполаживаться.


Последние сто метров подъема на хребет диагональю по крупной осыпи были не просты, поэтому все вздохнули с облегчением, достигнув края хребта, ощетинившегося острыми скалами, которые визуально предоставляли некую обнадеживающую твердь, по сравнению с вечно ползущей сыпухой. Вправо по хребту примерно на километр тянулись острые зубья скал, а потом начинался резкий небольшой подъем на две последовательные вершинки Пирамиды. Внизу под хребтом простирался красивый склон, состоящий из осыпей, украшенных скальными пальцами, торчащими то тут, то там.


Надо сказать, что рваность скальных зубьев, видимая еще снизу, внушала мне беспокойство с самого начала, но была надежда, что другая сторона хребта может быть более пологой, как это зачастую бывает. Осмотр же на месте показал, что восточный склон еще более крут, чем западный, практически отвесный непосредственно под краем хребта, и передвигаться можно только по нашей стороне горы. Первые 20 метров мы прошли более-менее уверенно, но как только сыпуха стала уступать место зубьям, начались проблемы. Осыпь хороша только тогда, когда имеет разумную глубину свободно лежащих фрагментов. Если же непосредственно под первым-вторым слоем гравия находится твердая скала, то безопасно идти даже по 30-градусному склону почти не получается. Вместо того, чтобы погружаться в склон, нога соскальзывает с него, а гравий работает как подшипник качения, предоставляя дополнительную возможность потерять баланс. В таких случаях остается жаться ближе к краю хребта, надеясь на твердыню скалы. Но беда в том, что в этих местах порода настолько эрроизийна, что букально раскалывается в руках. Практически отсутствуют надежные зацепы для рук и ног. Можно конечно пытаться идти по самому-самому краю хребта, где отстутствуют уклону в любую из сторон, но он здесь настолько острый, что это напоминало бы ходьбу по канату, - все-таки когда с одной стороны гладкие 50-60-градусные склоны, так идти тоже невозможно. В обшем, следующие 20 метров мы ползли полчаса, после чего с трудом и страхом спустившись из-под тупикового хребта на чуть более пологую и надежную сыпуху, мы приняли решение бросить дальнейшее восхождение, и линять вниз по кажущейся комфортабельной осыпи, огромным амфитеатром спускающейся вниз, навстречу красивой и вроде бы плоской долине ручейка, которая выведет нас обратно к речке. Сказано – сделано, но самые первые метры сыпухи все-таки заставили поневрничать. Еще крутая на предвершинном взлете, и недостаточно глубокая, она абсолютно не держала. Но кое-как, иногда применяя спуск на пятой точке с упором ногами и руками во все что можно, мы таки съехали до более глубокой и комфортной субстанции. Переведя дух, уже со гордо поднятой головой поехали вниз. Тут уже было глубоко, и надо было только вовремя вынимать ноги, погружающиеся в тихонько несущую тебя лавинку из камней. Минут через 40 мы уже лежали на травке в голове долины безымянного ручейка, которая оказалось очень красивой. После отдыха мы быстренько вышли к основной реке, откуда, кстати, найденная нами долинка Ручейка Спасения вообще не просматривается – так он сужается, прежде чем примкнуть к Садден Вэлли Стрим.


Дальше все было просто – дорога знакомая, только речка чуть более высокая из-за вчерашнего дождика. Унеся ноги с горы все были в приподнятом настроении и были готовы к каким-нибудь экстра-подвигам. Возникла мысль посетить Пещерный Ручей по дороге домой, где ни Влад, ни Гриша ни разу не бывали. Но после трех часов вроде бы простой ходьбы по реке энтузиазм практически угас. Все-таки 9-часовой ходовой день и непростой рельеф дали о себе знать. Влад почувствовал, что разбередил старое проблемное колено, а у Гриши вылезла недолеченая травма мышцы бедра, полученная месяц назад при игре в футбол. Юра же имел удовольствие напороться ногой на сук в лесу, да еще получить сильный удар катящимся камнем (а мы на сыпухе вызывали камнепады в изобилии) по икроножной мышце, и теперь к концу маршрута заметно сбавил темп. Я, хоть и обошелся без травм, тоже порядком устал. Поэтому, добредя до машины, мы быстро покидали снарягу в багажник, и рванули домой.
Так вот интересно мы провели уикенд.

П.Милькин, 2007

Остальные фотографии похода